Вверх Вниз

Mass Effect Expansion

Объявление

Mass Effect, 18+, эпизодическая система игры.

Сейчас в игре: Во время последнего всеобщего голосования в Совете было принято решение об остановке всех восстановительных работ в колониях, и создании поисковых отрядов для эвакуации выживших в центральные системы. Лидерами Совета было заключено соглашение с Общностью гетов о разработке нового проекта, более подробные данные пока не разглашаются.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Mass Effect Expansion » Личный банк данных » [24.12.2186] You`re not the Holy one


[24.12.2186] You`re not the Holy one

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://img2.wikia.nocookie.net/__cb20120416180634/masseffect/images/thumb/b/bf/ME3_Huerta_Memorial_Hostpital.png/500px-ME3_Huerta_Memorial_Hostpital.png
YOU`RE NOT THE HOLY ONE
24.12.2186, Больница Гуэрта

— Kai Leng, Jeff Moreau —

Джокер посещает больницу Гуэрта для очередного приема и сталкивается с тем, кого предпочел бы видеть исключительно мертвым.

Отредактировано Kai Leng (2020-01-14 16:28:27)

+2

2

Привыкнуть, что твои ноги теперь бесполезны, оказалось невероятно сложно. Сколько раз Ленг спросонья пытался встать, а в результате просто падал с кровати, развлекая раз за разом больничный персонал. Вот уж точно - столкновение с реальностью. Кажется, зрелище церберовца на полу с разбитым лицом врачам и медсестрам не надоест никогда. Кай подозревал, что каждый раз видя его в настолько нелепом и жалком положении, они просто лишний раз убеждались - Тот Самый Кай Ленг, гроза кроганов и оперативник "Цербера", уже для них совершенно безопасен. Ну, точно ядовитая змея, которой вырвали зубы.

Пациенты и посетители на темноволосого и вечно угрюмого больного, который частенько покидал палату на инвалидном кресле, смотрели совершенно иначе: без формы и без визора Ленг для них стал просто очередным безымянным калекой, каких после войны со жнецами на Цитадели имелось с избытком. А калекам принято выражать сочувствие и поспешно отводить взгляд в сторону, чтобы скрыть непозволительную в "приличном обществе" брезгливость. Болезнь всегда уродлива в глазах здоровых людей. Впрочем, для самого больного болезнь уродлива еще больше.

Если бы он только мог ходить, то выбрался бы и из чертовой больницы, да и с Цитадели бы сбежал. Даже без имплантов! В конце концов, когда у тебя есть мозги и они работают, вживленные в тело инструменты всегда можно компенсировать чем-то другим. Но, как говорится, если бы да кабы... Да и Ленг как никто другой понимал, насколько неосуществимы сейчас его желания.

Нерабочие ноги потянули за собой еще и проблемы с легкими, которым и без того досталось в битве с Шепард и ее сворой. От малоподвижности дамокловым мечом над некогда возмутительно здоровым мужчиной повисла угроза пневмонии. Бросивший все силы на заживление поражений внутренних органов организм, чтобы уж Ленгу было совсем нескучно, подхватывал едва не любые вирусы и инфекции, которыми хотя бы теоретически может болеть homo sapiens.
На починку его поломанного тела требовалось куда больше денег, чем те, которые выделялись на содержание вечно больного заключенного. Словом, Кай понимал, что даже если каким-то чудом сбежит из этой больницы, придется искать другую - без присмотра врачей в нынешнем состоянии проживет он недолго и несчастливо. А жить вопреки всему категорически хотелось.

Так что пока не было иного выхода, кроме как влачить существование заключенного, пусть его камерой была палата, а тюремщиками - больничная охрана. Единственным развлечением кроме опостылевших галактических новостей как раз стали прогулки по коридорам на инвалидном кресле. Они приносили странное ощущение нереальности происходящего и позволяли Ленгу надеяться, что однажды ему снова улыбнется удача.

Эти утром Кай Ленг в очередной раз перебрался в свое инвалидное кресло, намереваясь провести время, просто любуясь из панорамного окна в коридоре на то, как течет жизнь в Цитадели. Можно было даже заставить себя забыть, что снующие тут и там фигуры - ксеносы.

Пациенты и персонал поздравляли друг друга, и только через некоторое время Ленг с растерянностью понял - Сочельник. Как бы ни нелепо было праздновать религиозный праздник в эру космических путешествий, однако люди все еще цеплялись за эту традицию и даже умудрялись втягивать в свое безумие ксеносов.

Кай же подъехал к любимому окну и там замер.

Отредактировано Kai Leng (2020-01-15 09:08:24)

+2

3

Цитадель всегда очень быстро оправлялась от нападений и войн. В глубине души, несмотря на то, что в последнем противостоянии очень многие здесь погибли, Джокер почти с упованием смотрел на страдания людей. До них ведь совсем недавно только дошло, что все они стояли на грани уничтожения, паника продлилась пару месяцев, а затем — временный штиль, будто бы кто-то свыше дает им время зализать раны. Дело было вовсе не в кровожадности, Джокер умел сочувствовать настолько, насколько ему позволял военный опыт. Раздражало то, что те, кто знал про войну исключительно из экстранета, отделались слишком легко, тогда как его собственная семья пострадала в первые ее дни просто потому, что находилась не в "столице" галактики.

Вчера пришли еще списки эвакуированных с Типтри. Джокер больше не хватался за него, как за спасательный жилет в надежде найти знакомое имя. Если честно, даже немного потянул время, боясь того, что этот чертов список его разочарует. С гибелью матери он смирился — проверять ничего не нужно было, так как на Арктуре не выжил никто. Гуманно ли испытывать после подобных вестей облегчение? Это больно, но ожидание убивало бы его сильнее. Заочно он сразу похоронил и отца, ибо тот не был никакой важной шишкой, чтоб его спасали.

Но Колючке удалось выбраться, и это была первая действительно хорошая новость, если не считать того факта, что они смогли остановить Жнецов. Даже лучше, потому что какой смысл в существовании мира, если в нем не осталось живых существ? Сестру должны будут привезти сюда, на Цитадель, и очень удачно на какое-то время здесь остановилась Нормандия. Джокер места себе не находил, то и дело мотаясь под разными предлогами то в Президиум, то обратно в доки, то в больницу. С доктором Мишель они разработали новый план реабилитации, так как после последней операции, сделанной еще до воскрешения Шепард, Джокер здорово плевал на свое самочувствие. Тогда это было совершенно неважно. Не сказать, что сейчас он ощущал острую необходимость в восстановлении, но так было нужно для Шепард и экипажа. А еще Карин Чаквас обещала, что возьмется за него лично, если Джокер не перестанет себя вести "как ребенок".

В больнице Гуэрта по-прежнему пациентов было больше, чем обычно. Джокер привык просиживать в комнатах ожидания целые часы. Подслушанные чужие проблемы отвлекали от собственных, не давали думать о том, что волновало его уже очень давно. Джокер не спешил признаваться в этом ни доктору Мишель, ни доктору Чаквас, ни даже Шепард, хотя, наверное, стоило бы. Когда Призрак предложил ему возможность полноценно передвигаться, без помощи коляски или костылей, Джокер не раздумывал ни минуты, но теперь, когда это решение стало приносить некоторые трудности, пришлось задуматься о последствиях. Возможно, ему нужна еще одна операция. Или надо бы вообще избавиться от этих имплантов. Спросить было некого, а потом война просто заставила его забыть об этом и сосредоточиться на более важных вещах.

Доктор Мишель легко прищуривалась каждый раз, когда Джокер пытался об этом поговорить. Будто знала, что что-то не так, но боялась спросить сама. И он тоже молчал, потому что... сначала надо поговорить с Шепард? Или с Карин? Или с кем-то из Цербера? Чтобы найти человека, который делал ему эту операцию, придется сначала получить о нем какие-то сведения, коммандера это не обойдет. Для этого надо будет объяснять, что к чему, но как объяснить, если Джокер сам толком ничего не понимает?

Он остановился и глянул туда, где когда-то обычно сидел Тейн. Дрелл понимал последствия своего заболевания и ввел в курс дела сразу, чтобы не случилось никаких непредвиденных обстоятельств. Джокеру бы эту смелость — сказать как есть, даже не кому-то, а самому себе. Если бы он был четко уверен в том, что, как Тейн, умирает от этого, было бы проще.

Джокер подошел к стеклу, вглядываясь в один из фонтанов Президиума. Боковым зрением заметив, что на месте Тейна сейчас сидел на инвалидной коляске другой человек, он не сразу его узнал. У судьбы все же есть чувство юмора. Сначала это больше было похоже на какой-то мираж, в самом плохом смысле этого слова, но чем дольше он присматривался, тем отчетливее понимал, что человек, сидящий там, такой же реальный, как и он сам.

Кай, мать твою, Ленг, — голос его оставался спокойным и даже безразличным. — Ну не могло же все закончится идеально. — Он развернулся к нему и сделал шаг, остановившись меньше чем в двух метрах от коляски. — Ты еще более живучий, чем моль в моей старой квартире.

+2

4

Для Ленга наблюдение за жизнь Цитадели стало за время пребывания в больнице Гуэрта едва не медитацией, он научился погружаться в созерцание полностью, не обращая внимания на то, что происходит вокруг него. Сложно было отстраняться от реальности тому, кто последние четырнадцать лет заставлял себя замечать все вокруг - звук, шорох, тень. Диверсант всегда держит ситуацию под контролем, иначе он не только плохой диверсант, но еще и мертвый. Но какой смысл в бдительности, если все равно ничего не можешь противопоставить? Для человека в положении Ленга лишние знания только лишние печали, если кому-то взбредет в голову его убить, дать отпор все равно дать не выйдет. А охрана... Кай подозревал, что в лучшем случае местные секьюрити сделают вид, будто не видят как убивают церберовца. К тому же полное равнодушие к окружающему миру подпитывалось не меньшим равнодушием за редким исключением со стороны окружающего мира. Сейчас до Ленга не было дела примерно... никому.

Незнакомцы с ним не заговаривали, и тут даже не приходилось гадать почему: как иногда говорила Лоусон с неописуемым выражением на кукольной мордашке "Отрицательный тип обаяния", что можно было перевести как "видя такую мрачную рожу не то что заговаривать не захочется, но и приближаться на расстояние выстрела". А персонал... если Ленг упорно не снисходил до ответа, его просто вертели как куклу, проводя необходимые процедуры, или вовсе увозили на треклятой коляске в палату ли, смотровую ли.

Поэтому Кай и не понял сперва, что брошенная кем-то фраза имела к нему хоть какое-то отношение. Даже при учете, что голос показался ему знакомым и говорящий упомянул его собственную фамилию. В конце концов, Кай наверняка не был единственным живым Ленгом в галактике.

Однако тут подобрались непосредственно к самому бывшему церберовцу. Опасно близко - от силы пара метров. Правда, опасно близко, если бы Кай пребывал в добром здравии и прежней форме. Ленг поднял глаза на того, кому вздумалось нарушить его уединение.

Тот идиот, которого Призрак когда-то счел подходящим пилотом для Нормандии-2, тот, что служил при Шепард еще до ее возвращения из мертвых. Как там его?.. В голове сперва всплыло только прозвище - "Джокер". Пара секунд - пришло и имя. Моро. Джефф Моро. Имя потянуло за собой и диагноз пилота, впрочем, кажется, с некоторыми своими проблемами по части здоровья Джокер благополучно справился. При помощи и за деньги Цербера.

О команде Шеппард Ленг знал все, что была в состоянии выяснить разведка "Цербера", и дополнил полученное досье личными наблюдениями. Знать своих жертв нужно как самое себя, именно в том заключается основа успеха. Правда, не его гарантия.

— Ты еще более живучий, чем моль в моей старой квартире, - решил блеснуть сомнительным остроумием шепардовский хромоножка.

Кай поднял на него глаза, про себя кляня вселенскую несправедливость: этот идиот при помощи "Цербера" кое-как, но навострился ковылять на своих увечных ногах, в то время как Ленг с легкой руки Шепард потерял возможность передвигаться без посторонней помощи.

- Решил порадовать, что вместе с тобой готовы обитать только насекомые, Моро? - осведомился церберовец. - Как мило.

Отредактировано Kai Leng (2020-01-15 12:33:22)

+2


Вы здесь » Mass Effect Expansion » Личный банк данных » [24.12.2186] You`re not the Holy one


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC