Вверх Вниз

Mass Effect Expansion

Объявление

Mass Effect, 18+, эпизодическая система игры.

Сейчас в игре: Во время последнего всеобщего голосования в Совете было принято решение об остановке всех восстановительных работ в колониях, и создании поисковых отрядов для эвакуации выживших в центральные системы. Лидерами Совета было заключено соглашение с Общностью гетов о разработке нового проекта, более подробные данные пока не разглашаются.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Mass Effect Expansion » Первый контакт » Энклав


Энклав

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://ipic.su/img/img7/fs/Reklama3(kopiya)kopiya.1577388524.png

0

2

http://ipic.su/img/img7/fs/Pervyj.1579542360.png

э н к л а в


“Танцы на костях нынче в моде” — лениво думает Сэт, скучающим взглядом рассматривая ту горстку “избранных” (да ну, как же), что собрались под крышей покинутого особняка Аддерли этой ночью. Его это, на самом деле, нисколько не задевает; его серая мораль допускает уместность великого множества девиаций и столького же количества разнородных дикостей, и посвященное оккультизму мероприятие проводимое в доме-склепе — это явно не то, что способно задеть или шокировать кого-то вроде него. Впрочем, есть во всем этом нечто… странное. Не забавное, не дикое, не омерзительное, а просто странное: малость дерзкое, малость таинственное, совсем немного пугающее и настолько же интригующее.

http://ipic.su/img/img7/fs/Vtoroj.1579542380.png

0

3

https://i.imgur.com/HvlTPiq.png

НОРБЕРТ ЦУРАЙ
■ возраст: 16-17 лет;
■ род занятий, класс: пасынок Йозефа Цурая, драматург-любитель, достойный (?), аристократ;
■ отличительные черты: Rhys [Tales from the Borderlands], или любой другой вьюноша соответствующего возраста на ваш вкус.


ВАЖНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
@kharzemal / kharzemal#3063

Когда Миранда Цурай умерла, всё семейство впало в отчаяние. Несостоятельность её драгоценного супруга стала очевидной очень скоро; да и что, право слово, бывший простолюдин может смыслить в политике? Родственники разбрелись кто куда. В доме с открытой крышей вместо людей заговорили птицы.

Малиновка. Я слышала, как молодой Берти Цурай беседовал с братьями и сёстрами. Он сказал, что останется здесь, потому что жалеет отца.
Ворон. Но его отец давно мёртв.
Малиновка. Он зовёт отцом того, кто поселился здесь после. Того, кто стал мужем его матери. Того, кто посадил нас в клетки.
Снегирь. В клетки?
Малиновка. В клетки.
Ворон. Берти Цурай — глупый птенец.
Малиновка (с нежностью). Отец зовёт его: «соловушка».
Ворон. Но не читает его тетрадь.
Малиновка. Берти Цурай приносит отцу тетрадь каждую неделю и оставляет на столе в его кабинете. Что в тетради?
Ворон. Пьесы.
Снегирь. Пьесы?
Ворон (резко). Бездарная дрянь.
Малиновка. А мне понравились его герои. Они — добрые люди, которые делают добрые вещи. Берти Цурай читал мне кое-что из своих сочинений вслух.
Ворон. Ты придумываешь.
Малиновка. Может быть. Почему Берти Цурай пишет пьесы, а не стихи? Стихи куда больше идут молодому человеку.
Ворон. Потому что его отец одержим театром. Он ходит по театрам, улыбается в театрах, плоско шутит в театрах и носит в театрах траур. Какая мерзость.
Малиновка. Пусть так; но Берти Цурай жалеет отца. Отчего?
Ворон. Он глуп и молод.
Малиновка. Он сострадателен и мягок. У него большое сердце. Он — человек редкой души.
Ворон (насмешливо). Ты влюблена, как кошка.
Малиновка. Это неприлично. Брось.
Ворон. Хорошо. (Подумав.) Он обожествляет отца — так я это вижу.
Малиновка. Ерунда. Он тянется к родительской любви, потому что не знал её раньше. Его мать была холодна с ним. Его отец скончался слишком рано. Мы должны быть обходительны с мальчиком. Я спою ему завтра.
Ворон (иронически). Я не буду мешать.
Малиновка. Ты думаешь, отец мог бы уделять ему какое-то время?
Ворон. Естественно. Йозеф Цурай — праздный человек, и времени ему хватает. Вот только с этим своим временем он не делает ровным счётом ничего.
Снегирь. Он ничего не делает!
Малиновка. Тогда почему он не прочтёт тетрадь?
Ворон. Йозеф Цурай — дурак. Он озабочен высшим светом и тем, что высший свет о нём думает. Мнение мальчишки нисколько не трогает его честолюбивого сознания.
Малиновка. Это огромное упущение.
Ворон. Это маленькая деталь.
Малиновка. Это большая трагедия.
Ворон. Сюжет для небольшого рассказа.
Малиновка. Оставим.
Ворон. Оставим.
Снегирь. Оставим?
Ворон. Да.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

■ На всякий случай и во избежание: заявка никаких романтических отношений не подразумевает. Ну серьёзно. Ну вот вообще серьёзно. Любовь — это не только про томные поцелуи под омелой. Это и про друзей, и про родственников, и про прохожих-которым-ты-придержишь-дверь-и-никогда-их-больше-не-встретишь. Про великое множество разных и интересных вещей. Я правда очень устал от концентрированности всего и вся на романтике, соре :с

■ Так вот, в случае с Берти я хочу поиграть какое-то асимметричное взаимодействие двух не самых впорядочных персонажей: человека, который плохо понимает саму концепцию безоговорочной любви, и человека, в котором этой любви невероятно много. Я такого ещё не играл, мне такое попробовать очень интересно. Если вам тоже интересно, то вот он я!

■ Кусочек вдохновения! Если вы смотрели «Сквозь тусклое стекло», то можете представить себе Минуса рядом с отцом. А если читали чеховскую «Чайку», то можете представить себе Треплева в этом его творчестве. И то, и другое — очень мило и очень Берти.

■ В целом, концепт персонажа довольно сырой; вы можете допиливать его так, как вам нравится. Основные штуки я, в принципе, в простыне выше набросал, но если что-то осталось непонятным — не стесняйтесь и спрашивайте с:

Тут лежит пример моего поста до кучи, чтобы вы понимали, с каким трэшаком вам придётся работать. Нот сорри!

Его часы — на гнутой металлической цепочке — лежат слишком глубоко в кармане. Это факт.

Фауст не задумывается об этом ни разу за день. Ни тогда, когда устраивается прямо в книжном завале, на собрании чьих-то сочинений, и стучит карандашом о колено в попытке найти нужную строку (потому что задумался, пропустил). Ни тогда, когда провожает взглядом парочку изгнанников, плотно закрывающих за собой дверь. Ни тогда, когда скрипит зубами и разве что пену ртом не пускает в ответ на раскосую ухмылку от уха до уха. Кислотную ухмылку.

Обскура — стихийное бедствие, слон в посудной лавке, а в Библиотеке — яркое масляное пятно. Ничем не выведешь, Фауст знает — пытались.

— О, — говорит он, серым и сепией.

Вместо приветствия.

Последний раз, когда он видел Обскуру, та чинно шествовала куда-то в сопровождении других печатников. Фауст всё ещё помнит их по именам: Подоконница с наскоро, криво сплетённой косой, долговязый Гарь, плюгавый Крыса, дразнивший его ещё в детстве. В тот день Фауст сделал вид, что не заметил. Не узнал.

Обскура — застрявшая меж дёсен волчья ягода — узнала и заметила.

— Типография наконец-то переехала в помещение побольше?

Вместо «как дела?».

Не имеет значения, как дела у Обскуры. Фауст знает, как у неё дела: кислотно-мятным по запёкшейся на дне кастрюли крови (губкой — о грязь), каркающим смехом по разноцветной-разноразмерной азбуке. Однажды он приютил на своём подоконнике аконит. Ядовитую дрянь. Больше — не хочет.

Фауст награждает её взглядом поверх стекла очков, неторопливым, опосредованным. И в этот момент — по-прежнему не задумывается о своих часах. На гнутой металлической цепочке.

Часы на гнутой металлической цепочке отстукивают последние секунды перед приходом Ночи. А большая стрелка прямо над головой, в центре Библиотеки, держится за цифру «девять» вот уже второй час. И этого Фауст тоже не замечает.

— Будь любезна, избавь меня от своей компании. Я ищу кое-что.

Вместо «давно не виделись».

Когда аконит подрос, Фауст нашёл кошачий труп рядом с пожёванной фиолетовой влагой.

И вынес его прочь.

■ А, и ещё я нетерпим к заместительным и аниме-аватарам, зато готов кидать ассоциативные мемы с попугами, пилить сомнительный графоний и усыпать посты отсылками с претензией на интеллектуальность. Пис! <З

■ Про ассоциативные мемы с попугами я не шутил.

0

4

Грегор Бейкер издал свою последнюю книгу в 201 году (хотя чаще его называют «годом волнений», пренебрегая цифрой), за год до трагической гибели. Он родился в небезызвестной, но давно канувшей в пучины времён семье Бейкеров, получил классическое образование и долго шёл на поводу у отца, мечтающего передать ему права владения мануфактурой. Грегор Бейкер отказался унаследовать мануфактуру буквально перед торжественной церемонией передачи дел, за что был изгнан из семьи. Ходили слухи, что его отец — Элоис, назначил награду за его голову. Впрочем, скандал утих спустя какое-то время, а Грегор Бейкер стал частью немногочисленной семьи Джонсонов.

На момент смерти, за авторством Грегора Бейкера вышло ровно восемь книг (чему некоторые его поклонники приписывают мистический символизм и некий сакральный смысл), но внимания стоит лишь последняя — «История Лунатика». В своей книге он повествовал о странных сновидениях, которые, якобы, мучили его всю жизнь; рассказывал о пустынных пространствах и голодных чудовищах, о тропе из орошённых кровью песчинок, по которой он мог идти часами. Грегор Бейкер говорил, что сновидения вели его куда-то, куда он, в силу различных причин, так и не смог добраться. Он считал, что ему недоставало оккультных знаний, чтобы правильно расшифровать значение знаков и определить нужное направление. В эпилоге к своей книге Грегор Бейкер утверждал, что сновидения непременно станут причиной его гибели.

Несколько абзацев из его книги были опубликованы в газете «Лунная Сторона» незадолго до начала волнений (к слову, газета эта к концу года прекратила своё существование), а почти все экземпляры небольшого тиража были сожжены. Несколько уцелевших ныне можно отыскать в коллекциях ценителей.

«Пустыня росла под моими ногами. Чем больше шагов я делал, тем сильнее отдалялся от меня горизонт. Мои подошвы были стёрты — они кровили и болели, и я чувствовал, что иду по каменным мостовым плитам, хотя и песок, обнимающий щиколотки казался мне столь же реальным. Иногда я слышал шёпоты: словно кто-то говорил неподалёку, хотя мне никак не удавалось угадать произносимые неизвестными слова. И это повторялось ежедневно — я мог проснуться посреди чьего-то сада, в каком-то доме, а один раз я обнаружил себя у порога мэрии. Просыпаясь, я ощущал себя так, словно не приобрёл, а потерял что-то — что-то немыслимо важное. И однажды я понял, что отправляясь в глубокий сон платил за вход; платой моей было время, а пустыня — мной самим».

Выдержка из статьи «Хроники Энклава»,
А. Абрамс, 305

0

5

https://i.ibb.co/0GshHPK/1.png

РАМОНА КАРТРАЙТ
■ возраст:  37 лет;
■ род занятий, класс: медиум, аристократия;
■ отличительные черты: delilah copperspoon [ dishonored ]


ВАЖНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
гостевая | @mondaysam

она шла сквозь ад и вышла другой
смеясь и не зная, что с этим делать,

она была льдом – а стала водой,
была святой, а стала светлой.

и каждый глоток в ней что-то не то –
не древнее зло, но очень похоже.

[indent]Рамона,
[indent]днем опять заходил лорд Барроу. Сказал, что ты шарлатанка и лживая сука "запудрившая мозги его доверчиной супруги". Я имел смелость извиниться от твоего лица и пригласить его на пятничный ужин. Надеюсь, ты не имеешь ничего против свинной кровяной колбасы и легкого овощного гарнира.
[indent][indent]— Сэт

[indent]"Иная" — это не про отличие или благое качество, но про бремя, которое с годами удалось сделать выгодной чертой. Одно легкое прикосновение пальцев отделяет почтительное "зеница божья" от презрительного "проклятая" — не всем нравится то, что ты говоришь не тая. Это был не твой выбор и не твое решение, но ты приняла его вместе со всеми благами и со всеми же тяжестями: носишь перчатки, видишь мрачные сны, различаешь оттенки черно-белого минувшего, узнаешь ложь с первой ноты и слышишь, как трескуче шепчут под землей корни-корешки.
[indent]У нас есть семья — все эти несомненно замечательные и близкие сердцам нашим люди, — от которых мы сбежали (эгоистично, пожалуй), чтобы сберечь наши секреты от них (и чтобы сберечь их от наших секретов). Наши шкафы забиты костями, Рамона, но нас это, кажется, совсем не пугает. Ведь, как сложилось, нам с тобой друг от друга прятать нечего, а остальные отчего-то совсем не видят того, что находится у самой поверхности.


• к персонажу имеется ряд примечаний, касающихся способностей и осведомленности, которые я тихонечко расскажу вам на вушко;
• персонаж отчасти подразумевает плотный контакт и согласование некоторых действий с ГМ'ом, так что будьте к этому готовы (нет, расслабьтесь, никто не будет держать вас на коротком поводке);
• мне не западло поискать и исправить ранние упоминания в постах, так что менябельно если не все, то многое, включая: имя, возраст, внешность и даже (вау!) пол // но что касается внешности: учитывайте, что Картрайты в большинстве своем темноволосые и бледные;
• шаблон анкеты этого не подразумевает, но мне нужен ваш какой-нибудь пост, все равно от кого и какой. какой больше нравится, тот и дайте, пожалуйста.

0

6

http://ipic.su/img/img7/fs/Samson.1581177867.png

САМСОН О'ХАЛЛОРАН
■ возраст: ~ 38 лет;
■ род занятий, класс: рабочий, правая рука лидера группы повстанцев, зовущих себя «реактанцы»;
■ отличительные черты: gavin reed [detroit: became human].


ВАЖНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
discord: Скальд#2204

одиннадцатый день месяца испытаний — день, когда мир сузился до одной единственной точки«— Что, Самсон, долизал начальству яйца? — лицо Вилмера раскрашено как у потаскухи, синие пятна с жёлтой каймой на скулах, фиолетовые уже вспухли вокруг глаз. Самсона потянуло послать его под юбку уродины-Эшли (где ему и место), привалиться к двери котельной и закурить, чтобы желчь и моча ударили Вилмеру в голову. Но сигареты у него кончились ещё на прошлой неделе и Вилмер, сучий выблядок, об этом знал».

Иногда — в короткий период между пятью и шестью утра, пока тело страдает от недосыпа и похмелья, и искренне хочется поскорее отдать Вещему душу — и самому хотелось верить, что знай он, чем кончится та смена, то не стал бы ввязываться с Вилмером в драку; то сделал бы всё иначе — лучше. Но действительность не обязана идти у веры на поводу, тем более у такой непостоянной. Самсон мог показательно верить во что угодно и рассказывать о том, как эта вера крепка, но на деле — будь у него возможность обратить время вспять, он снова дал бы Вилмеру в рожу и оставил его корчиться в огне. Потому что Вилмер заслужил это, как и остальные восемь ублюдков, которых возвели в ранг святых мучеников. Ублюдков, которых Самсону, подавая другим пример, приходилось поминать добрым словом. Добрые слова каждый раз застревали у него в горле. Если честно, он в них вообще не силён.

одиннадцатый день месяца испытаний — огонь, кровь и палёная кожаВ тот день он должен был следить за паровым механизмом, но всё изгадил: сцепился с Вилмером, потом помогал затаскивать его тело в лифт. Когда произошёл взрыв, тросы не выдержали — он ведь постоянно талдычил, что их пора поменять — и лифт, вместе с Вилмером и каким-то служащим в очках ухнул в шахту. От грохота у Самсона заложило уши — его товарищи горели беззвучно.

одиннадцатый день месяца испытаний — Самсону давно перестало сниться что-то кромеВ тот день он понял, что не хочет умирать: ни сейчас, ни завтра, ни через год. Он впился зубами в реактанцев1 — таким абсурдным словом они назвались —, зная, кем хочет стать. Самсон стал примером для подражания, недостижимым идеалом — человеком, выжившем в горниле страданий. Вилмер и остальные были мучениками, но как и все мученики, они были мертвы — никто из них, под давлением раскалённых щипцов совести между ног, не смог бы открыть свой рот и рассказать, как всё было на самом деле.

Мать хорошо его воспитала: она говорила, что выживают только наторелые лжецы. Странно об этом думать теперь, когда она мертва, но — обы смеялась, узнав, какие корыстные у сына с реактанцами сложились отношения: они, как наивная шлюха, смотрели ему в рот, пока он судорожно думал, с кем заигрывать выгоднее.

детали:

1 реактанцы — члены сопротивления, организованного относительно небольшой группой рабочих (в общей сложности около двухсот человек). Реактанцы, в том числе и Самсон, никогда не видели своего лидера (те, кто стоял у истоков были отловлены Судьями по одному), а указания они получают через письма и послания. Есть основания полагать, что реактанцы вольются в более крупное повстанческое движение, хотя новости о слиянии пока что не выходят из формата рыночных слухов. Предполагается, что главная мотивация Самсона — продать сопротивление сильным мира сего и выйти в люди, но по ходу игры его цели могут стать чище и альтруистичнее (или наоборот).

концепт можно перекроить почти полностью — оставьте имя, пожалуйста, и класс

0

7

ПАОЛО КАМПАНЕЛЛИ
■ возраст: 40 лет, внешне — на 25-28;
■ род занятий, класс: мастер масок, ?;
■ отличительные черты: внешность на выбор;


ВАЖНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
гостевая

«Разве это не потрясающее чувство, когда ты видишь всех, а тебя — никто?»

Паоло знает, о чем говорит. Он — мастер масок, делает их для богатых аристократов, скрывает за ними уродство души и нищету сердца. Он видел многих из них, рисовал тысячи эскизов по их запросам, ему хорошо известно, кем они хотят себя видеть и что хотят скрыть. Есть те, кто дает ему волю, а потом бьется в экстазе — ах, как же точно он угадывает образ, как читает их, видит насквозь! Паоло считает их дураками, как будто это не очевидно, как еще могут выглядеть алчность, тщеславие и жадность.

В нем самом они словно бы этого не замечают. Наверное, потому что Паоло хорошо играет свою роль, ему даже не нужна маска.

Хотя вокруг него достаточно разговоров. Кто-то говорит, что маска на нем все-таки есть — кожаная, срезанная с чьего-то лица, иначе почему время точно забыло про него. Паоло не спешит это опровергать, слухи и домыслы — ходовая валюта, он и сам любит печатать смятые купюры из чужих тайн и собственной фантазии. К нему приходят за ними специально, полагая, что уж он-то знает, он — видевший стольких настоящих лиц.

Паоло знает, за определенную цену — знает. Приходите, лорды и леди, мастерская работает с десяти до восьми.

0

8

http://ipic.su/img/img7/fs/JIhb8eizVzw.1583250044.png

ЭНКЛАВмистика х стимпанк
Море спокойно.
Беспечна синь.
Чайки летают —
вперёд-назад.
Тот, кто о чём-то
меня просил,
вовсе не будет
подарку рад.
Тот, кто однажды
меня искал,
больше не сможет
меня найти:
в царство прибоя и
древних скал
только раз в жизни
ведут пути.
Только расплаты
короткий миг
не позабудешь:
пылал рассвет.
Над колыбелью
седой старик
Плачет без малого
двадцать лет.

0

9

https://i.imgur.com/rXwWZkG.png

ИГНАТИЙ ВОРДСВОРТ
■ возраст: 28 годиков;
■ род занятий, класс: согласно словам Ивы — «тот ещё распиздя...» несчастный муж Ивы, кинолог, аристократ;
■ отличительные черты: Lucio — The Arcana


ВАЖНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
дс: big sister#4432
тг: localmememaker

— По правде говоря, я тебе нравлюсь.

— Ты мне не нравишься.

— Ничего страшного, Игги, я называю тебя «щенок» и издеваюсь над твоей прической, но, по правде говоря, ты мне нравишься тоже; а ещё я вижу, что ты собираешься сделать и если ты хотя бы сделаешь одну попытку меня обнять, я тебе слом—


Золотистый ретривер — это прекрасный компаньон и верный друг человека, который очень привязывается к своему хозяину и семье.


О, Игнатий.

Игнатий, пишу тебе, дабы оповестить о том, что ты — самовлюбленный до невозможности человек, одержимый своим собственным отражением и всегда поправляешь свою прическу — всё ещё считаю её дурацкой! — и готов повеситься, если она не идеальна.

Ты, Игнатий, станешь обижаться, когда я тебе об этом скажу — мне на это, признаться честно, всё равно: тебе не зря все сочувствуют; говорят: «Нам жаль, что вы женились на… этом чуде».

Ты, конечно, знаешь, что образ Ивы Кедзерски — не утрирован ничуть; Ива Кедзерски — крайней неприятная женщина. Но мы прожили вместе пять лет и, на самом деле, ты первый заволновался о моём состоянии, когда я стала мало есть (а потом — много кашлять).

Мы прожили вместе пять лет и, на самом деле, я первая заволновалась о твоём состоянии, когда умерла Дэйзи — сестра Беллы, твоей любимой-прекрасной-собаки (порода: борзая).

Ты об этом не говоришь никому, забота от меня — невиданная щедрость (и тебе совсем немного нравилось представлять, что только тебя я считаю настолько другом, чтобы одаривать заботой — и зря, кстати).

Собак, к слову, ты всегда любил. У тебя очень много собак, есть любимица — раньше их было двое: Белла и Дэйзи — и ты её балуешь до невозможности, но всех своих собак ты любишь (правда, разводишь всё равно преимущественно охотничью породу).

Тебя я называла «золотистым ретривером» и на твоё день рождение подарила деревянную фигурку — предположительно, собаки.

Предположительно, золотистого ретривера.

p.s. в следующий раз, когда приведёшь к себе в постель незнакомого человека, сделай это, пожалуйста, незаметно, чтобы мои родители не слали тебе угрозы расправы за измену.

p.p.s. всё ещё отказываюсь с тобой говорить, пока ты не признаешь, что Белла любит меня больше, чем тебя.

не твоя, не любимая, но Ива


× меняйте, в общем-то, что хотите в концепте (в рамках образа, основу оставьте, естестна), если изъявите желание — кроме части про собак, я люблю собак. романы тоже не играю — даже если у вас глазки большие и красивые, да-да!

× на всякий случай уточню ещё раз — тут романа нет, ива и игнатий просто дружатся, пусть и очень необычно <з

× динамика отношений — ну, она как майлз эджворт и феникс райт! вместо ненависти это больше похоже на дружеское соперничество

× пример поста было бы неплохо, чтобы хотя бы знать, с чем имею дело

0


Вы здесь » Mass Effect Expansion » Первый контакт » Энклав


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC